О депортациях и планах

08.Август.2017

В далекой молодости, еще перед призывом в армию, автору пришлось поработать на домостроительном комбинате.

Работал он в три смены и ночная смена была самой тихой. На участке работало всего человек пять и все двигалось медленно и печально. В принципе, производственный процесс был организован так, что там вполне можно было обходиться двумя работниками. Один должен был управлять краном, а второй, внизу делать остальные нехитрые операции. Конечно, если тот, кто внизу умел делать все остальное. В какой-то момент автору стало скучно и разбудив крановщицу, начал давать план. Через время подошел звеньевой и спросил, что это за трудовые подвиги такие? К тому времени, автор был довольно крепко сложен, ибо со спортом был на «ты», а потому – мог легко послать намного старшего звеньевого и всех остальных коллег по одному и тому же адресу. Звеньевой это понимал и не лез на обострение, но предложил сделать перекур на 5 минут и поговорить.

Мы присели, и он стал объяснять прозу жизни. Он легко пояснил, что есть план, который мы должны выполнять, и мы его выполним. Большую его часть кует дневная смена, а если не успевает – еще и вечерняя. Тогда бригадир остается на вечер и план выравнивается. Ночная смена нужна только для того, чтобы перекрыть какой-то крупный сбой с оборудованием, когда дневная смена не может работать. И дальше – самое главное. Он пояснил, что наша цель – выполнить план на 101%, ни меньше, но и ни больше. Это потому, что в этом случае, мы получим премию и прочие ништяки. От того, что мы выполним план на 110 или даже на 200% — мы ничего, сверх премии не получим, но нам просто увеличат план и мы будем ишачить эти 200% за те же деньги, что и сейчас. Помогло. Крыть было нечем, и мы разбрелись дрыхнуть по теплым лежанкам.

Многие помнят эту систему и знают, что выполнение плана ставилось во главу угла и это надо было сделать ценой любого абсурда. Но мой опыт относится к поздней фазе совка, к началу 80-х. Именно тогда совок уверенно входил в фазу агонии. А когда он был еще в соку, то план спускался всем и везде и попробуй его не выполни. В годы индустриализации за это можно было легко попасть на каторгу. У нас почему-то это наказание называют «лагеря» или ГУЛАГ, а на самом деле это были старые-добрые каторжные работы и не важно, где это происходило – на строительстве металлургического комбината в Норильске или на строительстве волнорезов на Андаманских островах. Суть была одна и также – изнурительный рабский труд, с минимальной кормежкой и максимальными шансами подохнуть как собака. Так что план был – святым делом, а в особенности, когда дело касалось мероприятий особой важности, в котором указания и отчеты приходили и уходили в литерных пакетах, а грузы и контингент перемещался в литерных эшелонах.

В первую очередь это касалось мероприятий, с большими массами народа, которые по сути, пускались в расход. Они были организованы так, чтобы оставить после себя минимум бумаги, а неизбежное ее количество должно самые критические моменты излагать иносказательно. Не забываем, у власти в совке были урки. Это касается и Ленина, который сейчас получил бы приставку «ранее судимый» и Сталина, у которого было бы клеймо «рецидивист». Поэтому, воспитание требовало от них, по возможности, прятать концы в воду. Например, для делегации совка, ведущей переговоры с Великобританией в Москве о противостоянии гитлеровской Германии, пришла записка Сталина: «сворачивай шарманку». Это значило, что переговоры следует прекратить, а через пару дней появился пакт «Молотов-Риббентроп». Так что истории достался вот этот клочок бумаги, который и стал пояснением провала переговоров и по сути, ставшей воротами Второй Мировой Войны.

Но вернемся к планам. 1944 год, стал годом массовых депортаций народов совка.

По планам, это мероприятие должно было иметь гигантские размеры. Чеченцы и крымские татары стали первыми ласточками, а потом была очередь белорусов и украинцев. Об этом не раз проговаривались различные московские бонзы, в том числе и Жуков. На тех же чеченцах просто отрабатывалась технология депортаций. На самом деле, это было нелегкое, в исполнении, мероприятие. Все надо было делать быстро и четко, чтобы люди не разбежались по лесам и не стали оказывать сопротивления. Грубо говоря, войска НКВД должны были отрабатывать молниеносные операции – выдвинулись, оцепили – согнали людей в кучу, зачистили их жилища и конвоем- до ближайшей ЖД станции, а дальше – солнечный Магадан.

В общем, чекисты так и делали, но очень часто у них случались накладки по вине смежников. Так, хорошо описан случай зачистки горных сел Галанчожского района. Там сложилась нестандартная ситуация, когда именно горная местность и погодные условия, растянули время выполнения операции, а потому, возникла не стыковка с железной дорогой. Напомним, в начале 1944 года, когда происходили эти события, Германия еще далеко не была повержена и железнодорожный транспорт почти полностью был задействован для нужд армии и оборонной промышленности. Вытаскивать вагоны для нужд НКВД было не очень просто, а потому ситуация оказалась критической. План надо было выполнять безусловно, а уже согнанных людей было некуда девать. Всего их насчитывалось около 6000 человек. Тогда было решено их ликвидировать на месте. Для этого всех согнали на лед озера, где и расстреляли из пулеметов. Потом – добили раненных, а трупы решили сплавить под лед. Но это оказалось слишком трудоемким занятием и утопив около 1000 трупов, бойцы НКВД решили остальных собрать в овраг и завалить камнями и дерном, что и было сделано. Наверх пошел отчет о том, что план выполнен в срок. Доступ к этому месту надолго закрыли и все потихоньку забылось.

В этой ситуации обращает на себя внимания сам подход к выполнению плана. Если не хватает вагонов – в расход, ибо под депортацией понималась медленная смерть, в неизвестном месте, чтобы никто толком не знал судьбы депортированных. В данном случае, задача была выполнена в ее конечном варианте и тема закрыта.

Это значит, что множество народа, депортированного из стран Балтии, Западной Украины, Крыма и других мест, и без вести сгинувшего, может лежать не в сибирской тайге, а прямо рядом с нами, в безвестных захоронениях. На них просто не хватило вагонов.

И вот еще важный вывод из этого мероприятия в Чечне.

Дома депортированных чеченцев, особенно в городах, не пустовали. В них вселились приезжие из России, как это было в Крыму и других местах. Отличие Чечни было в том, что тот самый полк НКВД, пустивший в расход 6000 чеченцев, был от греха подальше расформирован, а его бойцы, во множестве, остались в Чечне и расселились по опустевшему жилью местных жителей.

Этот аспект следует помнить всем тем, кто с расстояния прошедших лет, пытается оценить ход двух чеченских войн и то отношение к русским, которое демонстрировали чеченцы. В отличие от холуйского оппонента, горские народы помнят своих предков далеко за третье поколение и очень легко находят обрубленные ветви своего генеалогического дерева, и в конце концов – восстанавливают эти тщательно закрытые обстоятельства и даже понимают, почему здесь оказалось столько русских именно с 1944 года. У кого-то могут возникнуть сомнения в том, что они стремились вычистить этих «новых жильцов» и их детей? Кто их может за это осудить?

Между прочем, нынешняя Чечня, под управлением военного преступника Кадырова, почти полностью мононациональна. Все те преступления, которые он совершил против своего народа и за пределами республики, придут полновесной расплатой. Он молодой и доживет до пули или ножа того, кто придет к нему спросить за все. Но вот русского там ничего не осталось. Он вытравил буквально все, что имеет этот запах. Единственное, что держит Чечню в орбите Москвы – вассальная клятва Кадырова, принесенная Путину. Пути оплачивает все расходы Чечни, а Кадыров будет последним, кто откажется от Путина. Не более того. Мало того, при всей своей эксцентричности, Кадыров не может не видеть, что Россия сползает в пропасть и понимает, что скоро доить будет некого. Поэтому, его личная армия готова для того, чтобы встретить жизнь после Путина с оружием в руках. Российские там только деньги и оружие. Там уже все зачищено. Так что там – извлекли уроки из истории.

Пора эти уроки извлекать и нам, ибо в убитые голодомором области Украины, в депортированный Крым, точно так же были привезены русские и вселены в дома убитых, или отправленных на смерть, местных жителей. Они прекрасно знали, куда и зачем они вселяются, это был не первый опыт. До этого они вселялись в дома своих раскулаченных земляков и в квартиры расстрелянной интеллигенции. Они знали это и хотели этого. Это был такой двух стадийный грабеж. Одни убивали, а вторые приходили во владение имуществом убитых как мародеры. Причем, и первые, и вторые, прекрасно знали о том, что происходит. Они желали этого и желали наступления именно таких последствий. Поэтому, прямо сейчас надо запускать в работу комиссии, которые обязаны очерчивать круг лиц, подлежащих безусловному и быстрому возврату на родину, которую они теперь пытаются втянуть к нам с кровью и горами трупов. Нам тут Россия не нужна и россияне – тоже. Так что: «Любишь Россию? Люби ее в России».


Линия Обороны




загрузка...

Comments are closed.

Analytics Plugin created by Web Hosting