«Государственная власть» — перестала адекватно функционировать

15.Июнь.2017

Следующий ниже текст не стоит воспринимать как обвинение или что-то такое, ибо его цель – обозначить контуры проблемы, с которой мы так или иначе – сталкиваемся каждый день. Мы знаем, что наши материалы расходятся по множеству ресурсов не возражаем, чтобы качественный дискурс возник где угодно, не обязательно на наших страница. Итак – в путь.

Украина как-то не подвела итогов под событиями Майдана. Оно и понятно, ведь в то время, когда можно было бы перевести дух и окинуть всю эпопею свежим взглядам – началась война и там уже не до анализа и выводов. Конечно, что-то выдавалось в качестве анализа, но мы не встречали каких-то глобальных выводов, охватывающих всю Украину целиком. Понятно, что здесь мы тоже этого не сможем сделать, но коснемся всего одной частной проблемы, вынутой из общей картины Майдана и пост Майдана.

На самом деле, мы стали очевидцами довольно примечательного события, которое показало состояние государства и общества в целом, в единой системе координат и взаимосвязи. Как стало очевидно и то, что мы привыкли называть общим понятием «государственная власть» — перестало адекватно функционировать.

В самом деле, исполнительная власть стала основным антигосударственным и антиобщественным элементом, явно разрушающим Украину. Силовые акции по разгону Майдана показали, что ни МВД, ни СБУ не имеют даже отдаленного представление о понятии «преступный приказ». Дело дошло до того, что правоохранительные орган стали самыми первыми и самым остервенелыми нарушителями законодательства и по факту, превратились в организованные и хорошо вооруженные преступные группировки. Между прочим, армия не обагрила руки крови о чистой случайности. Мы не увидели бойцов ВСУ и их технику на разгоне Майдан только потому, что они начали грузиться в эшелоны в самый последний момент и их просто не успели ввести в уличные бои. А пока на улицах Киева силовики устроили бойню, фискалы, банкиры и прочие структуры, усилено грабили золото-валютные запасы страны. То есть, исполнительная власть полностью выродилась в банду и действовала ка банда.

Законодательная власть не отставала от исполнительной и последим аккордом ее преступлений, стало принятие пресловутых диктаторских законов. Тем самым парламент уничтожил демократические основы государства и фактически – дезавуировал Конституцию Украины, по крайней мере – защищенную часть о правах человека. То есть, именно законодательная власть, пусть на время, но поставила Украину в один уровень с Северной Кореей и подобным зоопарками. Такой фокус однажды уже проделал германский Рейхстаг и в итоге, ми узнал, как по-немецки звучит слово «вождь». У нас произошло примерно то же самое, только мы смели этот цирк раньше, чем он успел втоптать Украину в самую трясину. Но о, что парламент полностью сгнил и ушел в унитаз вслед за исполнительной власть – нет никаких сомнений.

О судебной власти мы писали не раз и тут лишь отметим, что эта ветка власти всегда была гнилой, ибо от правосудия там остались только визуальные атрибуты, а сами судьи превратились в гребцов од себя. За то, что им не мешали заниматься колядованием, они без вопросов отрабатывали любой заказ власти. В конце концов, они утратили связь с реальностью и начали, не таясь, показывать свой уровень благосостояния, выстраивая поместья на самой дорогой земле, заводя автопарк самых новых и крутых автомобилей и раскатывая по дороги курортам, в свой огромный отпуск.

Больше их ничего не интересовало и во многом — не интересует и сейчас. Любые возмущенные опровержения этих утверждений, мы перекрываем простой статистикой перехода на сторону агрессора милиции, прокуроров, СБУ, военных, судей и чиновников различного калибра. То есть, речь идет о людях, которые оказались на своих должностях после принесения присяги на верность нарду Украину. Вся эта публика, подавляющим своим большинством, переметнулась на сторону врага как в Крыму, так и в Лугандоне. Некоторые из них, которые еще не попали под программу сохранения чести мундира, до сих пор живы, здоровы и работают на службе нового хозяина. Поэтому мы читаем откровения таких персонажей как Ходаковский, который уже давно должен был принять в гости своих бывших коллег, и после исповеди – отправиться в путешествие по месту, описанному Данте Алигьери.

Так что с этим, сомнений нет, но сегодня – речь не о них, а о четвертой, условной ветви власти – журналистах.

Когда мы говорим о милиции, теперь полиции или других органах власти, всегда делаем сноску с пояснением, что это – срез общества и им присущ все те проблемы, которые существуют в этом самом обществе. На самом деде это не совсем так, а точнее – совсем не так. Нет этого среза общества вовсе. Ведь общество — это шкала от алкаша и бомжа, до миллиардера. Но мы же не видим в полиции и первых, ни вторых. Мало того, мы там не видим людей, находящихся по шкале, сразу перед бомжами или миллиардерами. На самом деле, полиция вбирает в себя представителей довольно узкой прослойки общества, прогнанной через несколько фильтров. Поскольку лицо полиции определяет ее командный состав, то скорее надо вести речь об офицерах. А они прошли профессиональный и психологический отбор, у всех – профильное высшее образование и т.д. Какой же это срез общества? И так – за что не возьмись.

То же самое и с журналистами.

Туда идут люди определенного склада характера и выходцы из определенных слоев общества. Потом они получают профильное образование, стажируются и только после этого приходят в свой цех. Так вот, могли ли журналисты стать неким анклавом, в океане полного разложения всех остальных органов власти или они оказались тем срезом общества, которым были остальные ветви власти? Мы глубоко убеждены в том, что они должны были, остаться на вменяемых общечеловеческих позициях и вот почему.

Творческая интеллигенция, куда безусловно входит и цех журналистики, получает несколько иные профессиональные критерии, чем все остальные. Их основное предназначение – быть предохранителем от развития негативных явлений в обществе и государстве. Иначе, в них просто нет необходимости. Они по определению должны более четко понимать грань, отделяющую добро и зло, хорошо и плохо. Они, как и другие творческие цеха, обязаны знать мировую литературу и мировую историю, особенно в критические периоды. Они обязаны понимать, куда ведут те или иные процессы и вовремя сигнализировать обществу об этом. Актеры и писатели обязаны это делать своими инструментами, а журналисты – своими, более короткими и быстрыми.

Но тут надо понимать, что все они живут в глубине общества и являются его частью.

Поэтому, сохранить здравый смысл и максимально возможную объективность – надо уметь. Но ведь это и есть суть их профессии. Больше они ничего не делают и ничему другому не учатся. Поэтому они должны быть последней опорой для общества, которое оказалось у руин государственных институтов. Причем, вполне логично различать периоды мирной жизни и войны. Ибо вряд ли можно всерьез полагать, что журналист останется объективным к пуле, которая летит ему в лоб или в затылок его ребенку. А потому, критерии деятельности безусловно меняются так, чтобы польза от деятельности журналиста была максимальной в этот момент и этому обществу. Все остальное время, он обязан стремиться к максимальной объективности.

Если он будет неуклонно следовать этому правилу, то в таком случае, журналист может рассчитывать на особый статус представителя власти №4. Только в этом случае он становится инструментом «свободы слова», со всеми вытекающими последствиями. И наоборот, если журналист не склонен к объективности и более того, за деньги пишет вещи прямо противоположные этому принципу, а в случае войны, начинает играть непонятную роль, он автоматически лишается своего особого статуса и не может претендовать на что-то большее, чем любой гражданин. В этом случае, он утрачивает связь со свободой слова и становится простой словесной проституткой.

К сожалению, именно три года войны показали, что журналистики, в том высоком смысле этого слова, у нас нет. Простой пример. Журналист это – не профессия, но уже смысл жизни. Если ты решил менять этот мир к лучшему – делай это, используя свои профессиональные навыки. Раз так, то любые предложения стать депутатом или кем-то еще, то есть, оставить ветку власти №4 и пересесть на другую ветку – не должны приниматься по определению, ибо ты уже имеешь возможность влиять на ситуацию, будучи на своем месте. По факту, журналисты переобуваются в прыжке так, что этого уже никто не замечает.

В итоге получается, что журналист стал просто пишущим или говорящим наемником, разменяв свою объективность на редакционную политику, а свой долг перед обществом на вполне ощутимые материальные блага. То есть, нынешняя журналистика стала чем-то типа обслуги в номерах. На ТВ и в печатных изданиях, журналисты работают строго в парадигме заданной хозяином и работают информационными киллерами конкретных фигур или целых процессов. При этом, им плевать на конечный результат, они отрабатывают свой номер и свой гонорар. Практически любой наш журналист, не имеет ничего общего ни с объективностью, ни с интересами общества и это приводит к фактической смерти профессии.

Ее смерть можно констатировать в тот момент, когда очередной зритель или читатель, решает больше никогда не смотреть ни новостей, ни безобразных шоу и по совету профессора Преображенского – не читать газет. На самом деле, такие люди отказываются от услуг журналистов и переходят на альтернативные источники информации.

Достаточно обратить внимание на то, что потихоньку набирают вес и значение самодеятельные информационные порталы или отдельные блоггеры. Это люди, которые создают альтернативное информационное пространство, свободное от полностью дискредитированной журналистики. Это явление набирает все большие обороты, а журналисты все чаще получают прозвище, состоящее из слияния названий двух основных профессий. То есть, прямо на наших глазах журналистика агонизирует как профессия, а самые раскрученные журналисты наносят ей очередные контрольные выстрелы. В любом случае, тенденция становится все более устойчивой и в конце концов, огромное количество случаев вытеснения СМИ из информационного пространства, перейдет в какое-то новое качество.

Еще раз, тема дискуссионная и мысли читателей, на сей счет, могут оказаться более интересными, чем этот текст. Мы просто задали параметры дискуссии, которая обязательно должна пройти, чтобы найти и уничтожить тот внутренний вирус, который успешно убил у нас все четыре ветви власти и, если бы не самоорганизация гражданского общества, уже не было бы никакого государства вообще. Была бы колония.


Линия Обороны




загрузка...

Comments are closed.

Analytics Plugin created by Web Hosting