Станислав Кукарека. Хроники культа Карго, монетраизм для чайников

15.Май.2017

Итак, совсем уже седую древность мы оставим в части первой, а в части второй — мы рассмотрим всяческие креативы, и из них последствия. Итак, что вообще такое «ценность», «цена» или «стоимость»? На эту тему есть много забавных и остроумных теорий.

Вот например есть всякие там либертарии которые любят ехидно хихикать. У них есть стройная теория о субъективной полезности, и что мол всякий обмен ею возбуждается, что хорошо и правильно. Но субъективная полезность она на то и субъективна что ее аршином не померять. А в реальном мире все эти «обмены» приходится таки номинировать в какх-то там стандартных попугаях. То есть в деньгах. Менять дом на верблюдов (и потом обратно — верблюдов на дом) это не совсем удобно. Удобнее пользоваться деньгами, теми самыми попугаями. Пусть даже в виде золотота.

Но если даже в виде золота — то возникает тут проблема. Ибо само по себе золото (что есть низковостребованный конструкционный материал) обладает крайне сомнительной ценностью что объективной, что даже субъективной. То есть оно само по себе по сути никому не надо, даже самым верным либертариям. Оно имеет смысл только если ты за него потом чего-то собираешься купить. Пусть даже не сегодня а послезавтра. То есть именно как эквивалент, и кстати — средство накопления, отсрочки спроса. И тут уже не катят «субъективные критерии», тут уже надо объективные. Которые как минимум близко совпадают и у сегодняшнего продавца (который завтра станет покупателем) и у того кто завтра будет продавать, хотя сегодня он быть может даже покупатель. Тут «субъективные критерии» никак не катят.

Тут можно вспомнить и Адама Смита (из русской литературы про Евгения Онегина) который еще тогда намекал на вполне сомнительную «субъективную полезность» того золота, и даже всяких Карлов Марксов с их тонкой разницей между «товар-деньги-товар» и «деньги-товар-деньги». Там масса занимательных аспектов. Аж вплоть до «не зарывай талант в землю», кстати талант по тем временам — это таки немаленький такой кусок золота. 16,8 кг (если верить историкам). Не хочу даже думать сколько это щас будет в гривне. Оставим даже пока в покое функцию «эквивалента», и рассмотрим строго накопительную. Вот представим себе что прямо сейчас у вас есть баран. Или например дом. Который вам не особенно нужен вот прямо сейчас. То есть «субъективная полезность» его находится на историческом минимуме. Логично будет его продать, то есть передать тот актив в руки того кому он сейчас таки нужен сильнее. Но тогда логично ожидать что если завтра положение вещей изменится, и вам понадобится дом или баран, то вы его сможете купить обратно. Если не за ту же самую сумму, то по крайней мере где-то около того.

Подобный принцип позволяет сильно оптимизировать использование тех самых активов, если в целом по больнице. Это позволит более полно удовлетворять те самые субъетивные потребности субъектов которые у них существуют за счет широкого предложения на рынке и обеспечить тем активам если не более эффективного, то как минимум более мотивированного собственника. Но для этого нужна некоторая стабильность цен, ну хоть относительная. Страшно продавать барана (или дом) если ты знаешь что «если вдруг что», то ты его завтра не купишь за те-же деньги, или пусть даже ненамного большие. И потому тогда логичнее удерживать в собственности совсем ненужного тебе барана (или дом), и в результате тот баран сдохнет с голоду (ибо кормить его надо) или дом развалится (ибо нужно содержать его), а этим заниматься у вас нету желания как минимум, а зачатую и возможности, ресурсов…

Трансакционные издержки (вот та самая разница между продать, а потом снова купить) угнетает экономику, и это вовсе не секрет ни для кого. Они угнетают оборот, и эффективность эксплуатации активов для начала. И тогда наступает разруха, дохнут бараны и ветшают дома, что мы собственно и наблюдаем. Однако вернемся к монетаристам и экономиздам. Там кто-то метко заметил что цена формируется в целом где-то на балансе спроса и предложения, и что собственно спрос — зависит тупо от количества денег. Нет денег — нет спроса, и тогда случается застой и прочие все негаразды. То есть должен существовать некий баланс между спросом и предложением… То есть между денежной массой и товарным пократием. И если это вот дело мудро отрегулировать то тогда все станет ровно и споойно. А если этого не делать, то рынок это и сам сделает, но за счет того самого колебания цен что я про них писал уже выше. Что не всегда есть добром.

Итак, всякие идеи монетаризма стали особенно популярны начиная примерно с 18-го и далее веков, и это вовсе не случайно так. А почему? Да потому что радиально изменилась сама структура предложения на рынке. И если раньше основной товарной массой была тупо еда и в крайнем случае — ремесленный товар, то есть продукты прямого потребления, то далее туда добавились и средства производства, и всякие бумаги разной ценности и прочие продукты новых технологических и экономичесих укладов. Которые по самой своей природе подразумевали вторичный рынок. Продукт не потреблялся безвозвратно, а так и оставался на том рынке обладая некоей ненулевой ценностью. Товарная масса год от года возрастала даже при условно неизменных объемах производства. И это в корне меняло всю картину.

Ибо неуклонный рост товарной массы требовал не менее неуклонного роста и массы денежной. То есть эмиссии. Иначе происходила лютая дефляция, то есть деньги даже пусть закопанные в землю начинали приносить пассивный доход, и немалый. И завтра ты на те же деньги мог купить больше чем сегодня. Что провоцировало отложенный спрос (угнетая теущий, и само производство соответственно) с одной стороны, и создавало предпосылки к кризисам, когда тот отложенный спрос наконец реализовывался, явно превышая возможности уже угнетенного того производства. В условиях золотого стандарта даже государственные банки не справлялись со столь гибким управлением денежной массой (и такими объемами эмиссии) что и привело по итогу к отказу от золота вообще. И даже гонениям на него. Это с одной стороны.

Но с другой стороны столь масштабная эмиссия что должна была якобы компенсировать неуклонный рост товарной массы создавала для государств просто астрономический доход (сеньораж), и возникала необходимость как-то «относительно справедливо» впрыскивать в экономику все то свеженапечатанное бабло. И тут возникла «роль государства в экономике», массированные затраты госбюджетов что далеко уже выходили за пределы простого обеспечения работы госаппарата, и кстати взрывоподобный рост самого того аппарата вкупе с его полномочиями, сферой ответственности и.т.д. И много там возникло еще всяких интересных эффектов, но про то уже в части третьей будет (может быть)…


Станислав Кукарека




загрузка...

Comments are closed.

Analytics Plugin created by Web Hosting