Неоосманский реванш в Турции

17.Апрель.2017

В минувшее воскресенье в Турции прошел референдум, на котором большинство граждан высказалось за переход к президентской республике, что фактически сделало Реджепа Тайипа Эрдогана полновластным хозяином политической системы страны.

Разрыв между голосовавшими «за» и «против» составил всего немногим более 1,5%. При этом явка была достаточно высокой: 84%. Что говорит о предстоящем жёстком противостоянии оппозиции и Эрдоганом, тем более, что самом лагере турецкого лидера нет однозначной поддержки подобных шагов. Как водится, оппозиция высказалась резко против итогов референдума и потребовала пересчитать бюллетени.

Заместитель председателя оппозиционной Народно-республиканской партии Эрдал Аксюнгер обвинил власти в подтасовке результатов. Недовольны и другие партии. Шутка ли, почти 50% населения против конституционной реформы.

Что же получила Турция в итоге? Памятуя о недавнем путче, Эрдоган ограничил участие военных в выборах. Должность премьер-министра упразднена, а бразды правления перетекли от парламента к президенту. Теперь он назначает министров и судей, объявлять чрезвычайное положение в стране, единолично принимать законы и распускать сам парламент. Сразу после озвучивания итогов референдума Эрдоган высказался и за отмену смертной казни в стране.

Не обошел стороной Эрдоган и количество президентских сроков: их по-прежнему два, но счетчик обнулен. Эрдоган уже вошел в историю как лидер, который дольше всех оставался у власти: уже без малого 14 лет, дольше основателя республики Кемаля Ататюрка. И сможет провести в президентском кресле еще 10 лет, а то и 15. Успех референдума отчасти стал возможен благодаря консолидации на волне дипломатического скандала между Европой и Турцией.

Против изменения Конституции голосовало городское население, в то время как сельское мусульманское население “За”.

Запреты турецким министрам встретиться со своими соотечественниками в странах ЕС, развороты самолетов в небе над Нидерландами и разгоны митингов дали о себе знать. Эрдоган обвинил Европу в следовании идеалам фашизма. Заступившись за своих, тем самым он сумел получить поддержку даже от тех, кто раньше был к нему в оппозиции. При этом против конституционной реформы высказалось 3/4 турок проживающих в Европе.

ЕС в штыки воспринимает превращение Турции в султанат и отход ее с орбиты европейской цивилизации. “Дверь в Евросоюз для нынешней Турции закрылась окончательно”, — заявила представительница ХДС Юлия Клекнер. Отчасти поэтому ЕС будет пытаться вернуть Турцию на кемалистские рельсы, в частности через поддержку антиэрдогановской оппозиции. Время для этого еще есть — конституционные поправки вступят в силу лишь в 2019 году. Собственно, сам президент понимает неизбежность эскалации отношений с ЕС, поэтому даже не пытается их наладить.

Впрочем, не все эксперты считают, что для Эрдогана все прошло гладко. Настораживает, как уже было сказано выше, слишком небольшой разрыв между «за» и «против». Со второй половиной страны тоже придется что-то делать. Недовольные Эрдоганом есть даже внутри его собственной партии, а среди сторонников растет сопротивление.

Один из основателей президентской Партии справедливости и развития, бывший президент страны Абдулла Гюль все сильнее отворачивается от Эрдогана. Во время митинга в поддержку конституционной реформы, еще до референдума, Гюль демонстративно не принял в нем участие, при том, что митинг прошел в его родном городе.

Как отмечает журнал Spiegel, в нынешних условиях и реалиях Турции – это сродни оскорблению. Отошли от Эрдогана и другие отцы-основатели Партии. Сосредоточение такого большого количества властных рычагов в одних руках иначе, чем деспотией, и не назовешь.

Хотя сторонники Эрдогана считают иначе: по мнению Бинали Йылдырыма, главы правящей Партии справедливости и развития, «Турция открывает новую страницу в истории своей демократии». «Наш народ сделал выбор, дал добро президентской системе. Наша страна снова показала, что не склонится ни перед какой угрозой. Кто хотел задавить Турцию, втоптать ее, проиграл сегодня», – заявил он, добавив, что итоги голосования – лучший ответ тем, кто стоял за попыткой переворота летом прошлого года.

Основатель Турецкой Республики Мустафа Кемаль Ататюрк смог создать уникальное для исламского мира государство — светскую демократическую республику, ориентирующуюся на западные ценности и западный мир. При этом Ататюрк заложил в фундамент государство своего рода охранителей Конституции – армию. Как только исламисты (опирающиеся на свой электорат) честно приходили к власти, армия их свергала и возвращала к власти кемалистов (республиканцев). Это сложно назвать демократией. Поэтому у главы государства было два варианта развития системы: либо заниматься светским просвещением отсталых восточных и центральных провинций страны, либо, наоборот, опираться на них для исламизации всей Турции. Нынешний глава страны Реджеп Эрдоган выбрал второй вариант.

Казалось, Эрдоган собирается заменить модель Ататюрка на не менее интересный проект — либерально-исламскую демократию. И какое-то время это получалось — до тех пор, пока была демократия среднего класса (на который, собственно, и опирался нынешний президент). Однако эту модель погубил человеческий фактор — жажда личной власти Эрдогана и его авторитарные амбиции. Со временем президент взял под контроль суды, прессу, стал заниматься укреплением личных позиций за счет иных ветвей власти.

Фото: РИА Новости

На смену светской прозападной политике заложенной создателем современной Турции Ататюрком приходит идея реваншизма с идеологией неоосманизма. Который по аналогии с «русским миром» можно смело назвать «османским миром» с политикой экспансии и расширения границ за счёт присоединения новых территорий. Так, участие Турции в сирийском конфликте уже подвергается критике мирового сообщества, поскольку Турция проводит стратегию постепенной оккупации северных территорий Сирии. А так же эскалация вооружённого противостояния с курдской оппозицией на юге страны.

Если раньше для Турции национальной целью было членстве в Евросоюзе, то теперь это – стать новым центром ислама с чем несогласно половина населения. Турцию в ближайшее время ждёт рост протестов и если к ним присоединиться армия, то и к реальной возможности государственного переворота. Так, Эрдоган из-за своих личных амбиций и тщеславия, претендующий на звание «отца турок», как никогда раньше в истории страны, разделил нацию практически на два равных непримиримых лагеря.

Для Украины усиление экспансионистких стремлений Турции означает активизация протурецких сил в Крыму и активная работа турок по перетягиванию полуострова в сферу своих геополитических интересов. Непонятно, как Эрдоган будет себя вести в Средней Азии и на Кавказе. При этом, очевидно, что политика Турции противоречит российской политике в этих регионах и это в дальнейшем приведёт к обострению отношений между двумя странами. Что в свою очередь даёт возможность политических манёвров для Украины.

Когда две амбициозные системы сталкиваются и тратят на противостояние свои ресурсы, это их в итоге обоюдно ослабляет и даёт возможности для усиления украинских позиций в будущем.


Андрей Кузнецов
для ИНФОРМАТОРа




загрузка...

Comments are closed.

Analytics Plugin created by Web Hosting